Насилие, пережитое в детстве, и его последствия

Чувство вины, ночные кошмары, бессонница, хроническая депрессия, самоповреждения, суицидальные мысли – далеко не полный список того, что может испытывать человек, который подвергся сексуальному насилию в детстве. Причём чаще всего насильник – не абстрактный «дядя» на улице, а член семьи.

Домашний террор проявляется по-разному и принимает всевозможные формы:

  • физическая агрессия;
  • нападение: удары, толчки, укусы, швыряние предметов;
  • сексуальное насилие;
  • шантаж;
  • доминация;
  • сталкинг;
  • экономическая депривация;
  • уголовное преследование, незаконная домашняя изоляция, похищение, домогательства.

Но есть виды семейного насилия, которые психологи выделяют как основные. Их 4.

Физическое

Домашнее физическое насилие — сознательное причинение физического вреда, страданий или телесных повреждений одному члену семьи другим. Оно может быть незапланированной кульминацией ссоры, когда насильник выходит из себя и не способен контролировать собственное поведение, или регулярным воздействием. К данному виду относятся:

  • уклонение от оказания первой медицинской помощи;
  • принудительное употребление наркотиков и алкоголя;
  • депривация сна;
  • нанесение телесных повреждений детям или домашним питомцам, чтобы причинить боль жертве;
  • удушение;
  • гомицид и пр.
Насилие, пережитое в детстве, и его последствия

Часто физическое насилие является скрытым, чтобы окружающие не видели домашних издевательств, которые приходится переносить жертве. Т. е. избиение проводится так, чтобы синяки и царапины были под одеждой.

Сексуальное

Под это определение подходит насильственный половой акт, сексуальные извращения, инцест, принудительные проверки на девственность — и всё это в рамках семьи. Среди причин:

  • незрелость несовершеннолетних;
  • болезнь или инвалидность одного из родственников;
  • состояние алкогольного или наркотического опьянения.

Сюда же относятся различные калечащие операции на женских половых органах, которые нередко проводятся в странах Ближнего Востока и Африки. На сегодняшний день международные конвенции запрещают сексуальное насилие в семье и относят его к криминальным преступлениям.

Психологическое

Эмоциональное насилие — одна из самых распространённых форм психологического издевательства в семье. Среди последствий — психологическая травма, тревожность, депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство. Проявления психологи разделили на 3 основных категории:

  • вербальные методы: обидные высказывания, обзывательства, постоянная критика, оскорбление, запугивание;
  • доминантные: множественные запреты, насильственная изоляция, убийство домашних животных;
  • патологические и необоснованные проявления ревности.

Член семьи, который оказывает моральное насилие, сознательно создаёт дома особую атмосферу — угнетающую и подавляющую. Делает он это регулярно и целенаправленно. В конце концов у детей формируются неправильные паттерны, домашние живут полностью под его гнётом. Это не единичный случай, а длительное и устойчивое поведение.

Согласно Конвенции ООН, домашние эмоциональные и моральные пытки — это тоже психологическое насилие, которое запрещено на международном уровне.

Экономическое

Насилие, пережитое в детстве, и его последствия

Экономическое (финансовое) насилие — тотальный контроль над финансами, сосредоточенный в руках только одного родственника. К нему относятся следующие проявления:

  • все деньги находятся в руках у одного члена семьи;
  • только он ими распоряжается и распределяет;
  • при этом сильно ограничивает супругу (супруга) или пожилых родителей: либо не даёт им денег вообще, либо только на самое необходимое и при этом просит полного отчёта;
  • ограничивает доступ к различным платным ресурсам;
  • насильно заставляет подписать на своё имя документы об имуществе, завещание.
Читайте также:  Восстановление зрения после инсульта: правила реабилитации

Если женщина целиком зависит от денег мужа, экономический террор в семье может иметь серьёзные последствия — от недоедания и истощения до летального исхода.

Нередко один из членов семьи применяет сразу несколько видов насилия.

Как понять, что с ребёнком это происходит

Конечно, заметив эти признаки у ребёнка, нельзя сразу делать однозначные выводы, но это серьёзный повод поговорить, ненавязчиво расспросить его о том, что происходит в его жизни, быть готовым терпеливо выслушать всё, что он захочет рассказать.

Малышам легче начать рассказывать, если вовлечь их в игру: лепить из пластилина семью, рисовать, играть в куклы. Нужно обязательно, чтобы там был маленький герой, с которым ребёнок смог бы идентифицировать себя, не говоря прямо «это я», например, маленький медвежонок в семье больших медведей: придумайте вместе, как он живёт, что с ним происходит, почему он стал в последнее время таким грустным…

ВВЕДЕНИЕ

Уже далеко не новостью является тот факт, что в последние годы количество преступлений против половой свободы личности человека сохраняется на достаточно высоком уровне. Более того, в общественной жизни, на мой взгляд, серьезнейшая проблема приобрела черты обыденности и каждодневности. Все чаще приходится слышать о так называемых “простых изнасилованиях”. Иными словами, отношение общества к данной проблеме приближается к пассивному нейтралитету.

Другой, по моему мнению заставляющей задуматься, тенденцией является стремительный рост за последнее десятилетие таких преступлений с участием (как в роли обвиняемых, так и пострадавших) детей и подростков.

Изучение причин, основ и особенностей современных половых преступлений не является целью моей учебно-исследовательской работы. Стоит, однако, обратить внимание на столь очевидные социальные явления негативного характера как принявшая извращенные черты “российская сексуальная революция”, пропаганда “свободной любви”, все увеличивающая обороты порнографическая индустрия, спрос на продукцию которой растет с каждым годом. И тут невольно возникает вопрос о количестве не фактически совершенных половых преступлений, а потенциально возможных, то есть какова готовность совершения такого рода преступления.

Среди преступлений против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности половые преступления занимают особое место как по степени социальной опасности, так и по трудностям расследования. В этой связи возникает большой спектр проблем, ложащийся на плечи как простых медицинских работников, так и судебно-медицинских экспертов. Не вызывает сомнений, что от их информированности, внутренней готовности, способности делать правильные выводы зависит не только судьба подозреваемых, но и эволюция психической и физической травмы потерпевших и их родственников.

Поскольку вопрос о судебно-медицинской экспертизе в таких случаях неразрывно связан с юридической стороной, имеет смысл определиться в понятиях и терминах. В нашей стране согласно Уголовному кодексу данные случаи входят в Раздел VII, Глава 18 “Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности”. УК РФ описывает всего 5 видов таких преступлений:

  • изнасилование ()
  • насильственные действия сексуального характера ()
  • понуждение к действиям сексуального характера ()
  • половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста ()
  • развратные действия ()

Определение этих понятий будет проведено в соответствующих разделах данной работы. Далее речь пойдет исключительно о судебно-медицинских аспектах половых преступлений, об особенностях и специфике проведения судебно-медицинской экспертизы с учетом того, что половые преступления часто имеют смешанный характер.

Ангелина, лет

Мне всё детство рассказывали про страшных дяденек, которые подходят к детям в парках или возле школы и предлагают посмотреть на котят, угостить конфетами или купить какую-нибудь игрушку. Бабушка постоянно говорила о том, чтобы я не соглашалась, потому что они сделают мне плохо. Мне кажется, подобные истории существуют только в бабушкиных рассказах.

На деле всё было гораздо прозаичнее. Когда мне было 10 лет, у мамы появился мужчина. Позднее он стал моим отчимом. Сначала всё было хорошо, но когда они съехались с мамой, его натура вылезла наружу. Его уволили с работы, он целыми днями сидел дома и ничего не делал, стал пить, а потом — и бить маму. Помню, как плакала и пыталась оттащить его от неё, кричала «не надо», а мама просто закрывала голову руками и терпела. Она даже милицию ни разу не вызвала.

Позже, видимо, от скуки, он решил заняться моим воспитанием. Каждый день проверял дневник. А я не то что бы хорошо училась в школе, то и дело проскакивали тройки, отчим меня за них отчитывал.

Этот страшный вечер я не забуду никогда. Я пришла из школы домой, мама осталась во вторую смену, дома был только пьяный отчим. Он потребовал дневник, а когда увидел плохие оценки, сказал, что сейчас накажет меня. Он расстегнул ремень на штанах, я первым делом подумала, что сейчас он меня будет бить — мне уже стало страшно. Не хочу рассказывать подробностей, но он заставил сделать минет.

Когда после этого я убежала в комнату, спряталась под одеяло и плакала, он пришёл и начал меня успокаивать. Гладил по голове, говорил, что шутил про наказание, что заботится обо мне, а то, что сделала я — это нормально, это проявление любви. А ему было важно знать, что я его люблю.

Читайте также:  Депрессия. Описание, причины, симптомы, виды и лечение депрессии

«Я ему верила»

— Отец давил на жалость?

— Да. И я, естественно, ему верила. В тот момент я находилась в эмоциональных тисках.

— А когда наступил пубертатный период, не пришло осознание, что такие отношения ненормальны?

— Ты привыкаешь, если тебя учат этому с детства. Не знаю… Это как в тебя закладывают, что ты должен есть кашу по утрам.

Сейчас я работаю над этим. Потому что у меня очень много страха, отвращения, плохих мыслей по отношению к себе… Много сожаления, что я не поговорила ни с кем раньше. Когда я доходила до эмоциональных пиков, когда мне хотелось кричать от того, насколько было внутренне больно, я думала, что лучше бы моя жизнь уже закончилась прямо сейчас. Я тогда умоляла, чтобы со мной что-нибудь произошло. Потому что для меня это был самый лёгкий вариант выхода из этой ситуации.

— И попытки были?

— Были. Но не удавалось. Что-то меня останавливало. В голове звучала фраза: «Ты не знаешь, что будет завтра». Я рассказывала об этом своей лучшей подруге. Мы долго плакали, она просила при первых же подобных мыслях обязательно ей говорить.

Я передавала записку другу, с которым мы вместе со второго класса. Написала очень сумбурно, думаю, он, скорее всего, не понял, что происходило.

— Вы пытались обратить внимание на свою проблему, а не действительно покончить с собой, верно?

— Да. Но в итоге я его тоже очень легко убедила, что всё закончилось и всё нормально… У меня были порывы поговорить со своими близкими учителями. Я им очень доверяла, они меня вдохновляли. Вообще мне всегда лучше удавалось найти контакт с более взрослыми людьми, чем со сверстниками. Я хотела всё рассказать учительнице по литературе, но в какой-то момент просто что-то щёлкнуло — и я передумала. Я не помню, по какой причине я этого не сделала. Может быть, меня остановила её религиозность… Ребёнку без какой-то поддержки очень сложно пойти на опасный шаг. И то, что я делаю сейчас, — это для меня очень сложно морально.

— А сейчас вы бы ей рассказали?

— Да.

— И не боялись бы за маму?

— Тут очень сложный выбор встаёт: ты либо начинаешь думать о себе, либо о других. Всю жизнь мне казалось, что я должна от всех всё скрывать.

— Вы не пробовали обратиться на горячую линию для подростков?

— Никогда об этом не думала. Сейчас я понимаю, что это очень многое бы изменило. Но тогда у меня и в мыслях не было звонить куда-то и рассказывать.