Имеет ли право тяжелобольной человек «умереть спокойно»: мнения врачей

Общение с больным человеком любого возраста (а уж тем более, уход) требует особых навыков и способов. Прежде всего, нужна вера в выздоровление. Или хотя бы в неухудшение здоровья заболевшего…

Злость, психоз, тревога

В начале мая медсестра из Петербурга Антонина Седова написала Владимиру Путину о нехватке средств индивидуальной защиты в НИИ скорой помощи им. Джанелидзе — к тому времени там скончались две медсестры с подтвержденным коронавирусом. На следующий день директор института вызвал Седову на разговор.

«Он мне сказал, что я пошла против коллектива, — вспоминает она. — Я говорю: как это против коллектива, я за коллектив пошла! Было обидно за коллег: один за другим выходили на больничный. Я считаю, что если директор принял нас на работу, то он должен обеспечить нам защиту. На следующий день после разговора мне пришел положительный тест на ковид, еще через сутки я попала в больницу».

В больнице медсестра провела больше месяца. Несколько раз она отправляла прощальные смс своим родным: «Тревога была, ночами могла проснуться, сердце билось так, будто я кросс пробежала. Два года назад я похоронила мужа, у меня шестилетняя дочь, пожилые родители. Конечно, я понимала, что может быть летальный исход. Боялась, что не вытяну».

Фельдшеру скорой помощи из карельского города Костомукша Анастасии Литовченко пришлось заниматься дыхательными практиками по вечерам, чтобы нормально уснуть. Она регулярно выезжает на вызовы к больным с подозрением на COVID-19.

«В начале пандемии я общалась с коллегами из других регионов, думала, вот-вот массовое заражение начнется, — вспоминает фельдшер. — Особенно беспокоило, что вирус так хаотично распространяется, никаких ресурсов не хватит его сдерживать и непременно будет большое количество смертей. Все это привело практически к психозу: я сама купила себе защитный костюм, респиратор заказала в интернете. Боялась не за себя, а за родственников, гоняла в голове мысли, куда бы съехать от них, достаточно ли я защищена на работе».

Читайте также:  Венец безбрачия — как избавиться молитвами и обрядами

Кардиолог Марианна Замятина из Петербурга в конце апреля уволилась из Госпиталя для ветеранов войн в знак протеста: врачам не хватало масок, респираторов и защитных костюмов. «Для меня показателем большого стресса стало то, что я не могла сосредоточиться, не могла читать, — говорит она. — Стала писать что-то на женских форумах — сейчас сама над собой смеюсь. Но в ситуации, когда ты в напряжении, страхе и злости, это неожиданно помогло».

В JAMA Network, журнале Американской медицинской ассоциации, было опубликовано исследование, выявившее у 1257 медиков из 34 больниц Китая депрессию, тревожные расстройства и бессонницу. Издание отмечает, что риск врачебной ошибки у медработников в депрессии возрастает на 62%. Национальный институт здравоохранения США предупреждает, что частые смерти пациентов в разы увеличивают риск стрессовых реакций у медиков. Исследователи из Оксфордского университета прогнозируют увеличение числа суицидов. В России, по данным Федерального медико-биологического агентства, депрессией страдают 10% медиков, еще 40% «имеют проблемы с восприятием стресса».

Депрессия от бездействия

Думаю, каждый человек, будучи в своей жизни активным, здоровым энергичным, быстро начинает «сдаваться» от постоянного лежания или ограничений перемещения.

Сегодня можно найти видео с разнообразными упражнениями малой амплитуды для различных сегментов тела. Есть комплексы мини-пилатеса, координационные гимнастики на сочетание и развитие мелких движений. Они очень полезны. Скучно с ними не бывает. Здесь же полезными оказываются массажи, мягкие растирания.

Такое «тормошение» ослабленного тела, работа с восстановлением точек чувствительности, активизации мышечного тонуса позволяет отвлечь больного от нерадостных мыслей. А они неизбежно вертятся в голове из-за отсутствия новых источников удивления, восхищения, вдохновения.

А ещё, я считаю, что наиглавнейшим условием успешного, надёжного ухода за больным ребенком, взрослым, престарелым человеком является обращение к его внутреннему миру. Только так взаимодействие здорового человека и заболевшего, ослабленного начинает обладать магической оздоравливающей силой.

Читайте также:  Знаки зодиака и группы крови – в характере

Нам очень не хватает дискуссий на эту тему

«Нашему обществу очень не хватает дискуссии на эту тему. Медицина сейчас быстро развивается, и есть возможность поддерживать жизнь пациента очень долго с помощью методов интенсивной терапии. Сейчас в медицине стало возможным то, что невозможно было 50 лет назад, — считает Наталья Семина, волонтер в службе БАС. — Но мы работаем с умирающими людьми, и все наши пациенты рано или поздно должны принять предельно сложное решение. Человек выбирает, хочет ли он жить на аппарате, который будет дышать за него. Такой аппарат может дать несколько лет жизни. При этом человек будет полностью парализован, у него не будет возможности даже общаться, не будут действовать руки-ноги, он не сможет говорить, его будут кормить через трубочку.  Если же человек такой жизни себе не хочет, это значит, что его выбор — умереть.

Это тяжелейшее решение, даже думать об этом страшно. Поэтому болеющие люди и их близкие, если они готовы думать и говорить об этом, задают нам вопросы самого разного толка — духовного, этического, юридического…  И нам очень не хватает общественной дискуссии о современном понимании смерти — как в богословских, так и в более широких интеллектуальных кругах».

Наталья Семина отмечает, что коллеги из Германии, Италии, Великобритании и других стран рассказывают о том, как лет 10-15 назад в их странах шла очень активная дискуссия на эту тему —  с участием представителей церковных кругов, с философами, биоэтиками, литераторами. В итоге сейчас в западных странах есть практика отключения человека от аппаратов поддержания жизни, если человек или его близкие выразили свою волю. «Это не считается эвтаназией, потому что в классическом понимании эвтаназия – это когда человеку дают какие-то препараты, с помощью которых он умирает.  Думаю, что обществу очень не хватает такой рефлексии – о жизни и смерти в современных реалиях, о том, имеет ли человек право не жить, если он не поправится никогда и при этом качество его жизни будет очень низким. Мое мнение – человек имеет право выбора. Если он неизлечим и знает, что никогда не сможет поправиться, то он имеет полное право прекратить поддерживающие жизнь мероприятия и уйти из жизни, если он к этому готов».

Читайте также:  Ипохондрия – есть ли шанс избавиться от нее?

Ответственность врача, за халатность повлекшую смерть пациента

Мы уже выше отмечали, что устанавливает ответственность за разгильдяйство врачей статья 293 УК РФ. Что же предполагают ее нормы?

Так, если халатные действия повлекли за собой смерть, то возможно наказание, как в виде принудительных работ, так и в форме лишения свободы. В обоих случаях максимальный срок уголовного наказания может составить 5 лет.

Если врачебная ошибка повлекла за собой смерть нескольких человек, то максимальный срок лишения свободы может длиться уже 7 лет.

Кроме того, медик может быть лишен временно права осуществлять врачебную деятельность. Срок отстранения от выполнения обязанностей может составлять 3 года.

При назначении окончательной меры наказания будут приняты во внимание как смягчающие, так и отягчающие обстоятельства, сопровождавшие смерть по халатности врача.