Состоялся концерт посвященный 250 летию С. А. Дегтярева

Состоялся концерт посвященный 250 летию С. А. Дегтярева

2 февраля 2017 года в актовом зале Школы Искусств им. А.К. Лядова г. Боровичи, состоялся концерт посвященный 250 летию С. А. Дегтярева, который подготовили и вели преподаватели Лилия Васильева и Ирина Короткова.В праздничном концерте, вместе с учениками школы искусств, выступил хор кафедрального Успенского собора г. Боровичи — регент Лариса Мороко. Хор представил слушателям духовные произведения на музыку великого композитора.

С. А. Дегтярев. К 250-летию со дня рождения композитора
Cтепан Аникиевич Дегтярев — русский композитор, один из значительных мастеров хоровой музыки конца XVIII — начала XIX вв. В истории русской музыкальной культуры он занимает действительно почетное место.
Дегтярев получил известность не только как солист оперы и актер драмы, музыкальный редактор и переводчик, инструменталист и дирижер оркестров. Композитор составил «Историческую хрестоматию церковного пения», был первым переводчиком на русский язык и комментатором универсального труда по теории музыки итальянца Винченцо Манфредини1 «Правила гармонические и мелодические для обучения всей музыке…» Но главным же делом его жизни было служение хоровому искусству. В нем он добился наивысших результатов как талантливый хормейстер и композитор. Дегтярев написал много прекрасных произведений, преимущественно для церковных хоров.
Добившись таких вершин славы, которых не достиг ни один из крепостных музыкантов, он, однако, всю жизнь испытывал тяжесть своего несвободного положения, о чем свидетельствуют распоряжения2 графа Шереметева. Обещанная и годами ожидавшаяся вольная была дана сенатом (поскольку после смерти графа не обнаружилось необходимых документов) лишь в 1815 г. — через 2 года после смерти самого Дегтярева.
Жизненный путь
Степан Аникиевич Дегтярев родился в 17663 г. в слободе Борисовка Грайворонского уезда Курской губернии в семье крепостных графа Петра Борисовича Шереметева. Его отец хотя и был крепостным, но принадлежал к числу зажиточных крестьян села. В семье было трое детей: дочь Стефанида, сыновья Степан и Евдоким. У всех были хорошие певческие голоса и музыкальный слух.
Село Борисовка уже с 1730-х гг. стало основным местом набора певчих в графскую капеллу. При Успенском храме существовала певческая школа, функция которой оказалась аналогичной певческой школе в Глухове (подготовка певцов для Придворной капеллы). В этом заведении и учились хоровому пению Дегтяревы. В 1773 г. Степан вместе с сестрой был зачислен в шереметевскую капеллу, которая находилась в подмосковном имении Кусково. Позже туда попал также младший брат.
В это же время из-за границы возвратился сын Петра Борисовича Николай Шереметев, который постепенно начал брать в свои руки руководство капеллой. Будучи человеком утонченного вкуса и европейского образования, он, прежде всего, позаботился о репертуаре своего театра. Первостепенное значение Николай Петрович Шереметев придавал обязательной и планомерной профессиональной подготовке певчих и актеров: для них нанимались лучшие учителя, была создана четкая система занятий и репетиций4.
В шереметевской капелле существовало строгое правило: в период ломки голоса отправлять мальчиков обратно на родину, где они использовались в качестве писарей, но для Степана Дегтярева было сделано исключение — он остался при театре и был переведен на исполнение преимущественно драматических ролей, без пения. Кроме этого, граф разрешил юному музыканту посещать лекции по итальянскому языку и русской словесности при Московском университете и постоянно отпускал его на спектакли Петровского театра.
Музыкальное обучение Дегтярева включало в себя изучение теоретических дисциплин, обучение сольному пению, игру на скрипке, фортепиано, гуслях. С 1780 г. в театре Шереметевых начал работать виолончелист, композитор, дирижёр и педагог Иоганн Фациус, под руководством которого Степан Аникиевич продолжил музыкальное образование. Затем он стал учиться у знаменитого итальянского маэстро Джузеппе Сарти, посещал занятия по русской словесности и итальянскому языку в Московском университете, ездил со своим учителем в Италию. К 1786 г. Дегтярев один из самых образованных музыкантов своего времени и ведущий оперный певец. Он в совершенстве владел итальянским, немецким, французским языками, играл на гуслях, скрипке, фортепиано, выступал как солист, ансамблист, руководитель инструментальных и певческих капелл, редактировал музыкальные опусы других авторов, создавал собственные. По окончании обучения его назначили «учителем концертов» с фактическим исполнением обязанностей капельмейстера, музыкального руководителя хора и домашнего театра, музыкального редактора и композитора, дирижера и актера.
Под руководством5 Степана Дегтярева настала пора расцвета капеллы графа Шереметева. Хоровой коллектив состоял приблизительно из сорока человек, тщательным отбором которых занимался сам Дегтярев. Помимо этого, он выступал в главных ролях вместе со знаменитой Парашей Жемчуговой (Ковалевой)6, обучал пению хористов, создавал для капеллы собственные сочинения. Помимо богослужений в домашней церкви и выступлений в оперных спектаклях, хор вёл активную концертную деятельность, гастролируя и на московских концертных площадках.
В конце 1790-х гг. молодой граф Николай Петрович Шереметев стал охладевать к театру и капелле. После ликвидации театральной труппы в 1807 г. он сохранил лишь певческую капеллу под управлением Степана Аникиевича. По его кончине в 1809 г. композитору было назначено жалованье и выдан паспорт, дававший право наниматься на работу.
Семья7 Дегтярева переехала в Москву и поселилась во флигеле графского особняка на Воздвиженке. Один из биографов сообщал, что композитор, «собираясь в Москву… не имел нескольких рублей для того, чтобы нанять другую подводу для перевоза своих сочинений; не желая оставаться в ненавистном для него месте, он предал их все огню».
По причине чахотки Дегтярев был вынужден переселиться в Странноприимный дом (больницу, построенную на средства Шереметевых). Несмотря на болезнь, он продолжал активно сочинять и вскоре опубликовал8 объявление о продаже своих новых духовных песнопений: «Продаются моего сочинения нескольких новых певческих концертов и новая же полная обедня. Господа, желающие иметь сии сочинения, которых ни у кого еще нет, благоволят присылать ко мне в шереметевскую больницу, что у Сухаревой башни».
Супруга Дегтярева с двумя детьми, вероятно, в этом же году уехала к родным в слободу Борисовку Курской губернии. В связи с приближением наполеоновских войск к Москве композитор переселился к семье. В поисках заработка он устроился учителем пения к неизвестному помещику в селе Кудинцево Льговского уезда Курской губернии.
Крупнейшим сочинением Дегтярева этого времени является оратория «Минин и Пожарский, или Освобождение Москвы» на либретто Николая Горчакова9. Эта первая русская оратория, выдержанная в чистом классицистском стиле и монументальных формах, была впервые исполнена в Москве 9 марта 1811 г. Она прозвучала в унисон со временем, так как Наполеон уже готовился двинуть свои войска на Россию. После премьеры оратории знаменитый поэт Гавриил Романович Державин писал: «Знавшие талант г-на Дехтярева давно ожидали от него какого-нибудь важного произведения для полного хора музыки; ожидание исполнилось: г-н Дехтярев своею ораториею доказал, что он может поставить имя свое наряду с первейшими композиторами в Европе. Немногие музыкальные произведения знаменитейших иностранных авторов приняты были с толикою похвалою от всей публики, как музыка оратории г-на Дехтярева». С большим успехом оратория исполнялась в Москве уже после смерти композитора в 1818 г. — в канун открытия памятника Минину и Пожарскому на Красной площади. Дегтярев приступил также к работе над ораторией «Торжество России, или Истребление врагов ея и бегство Наполеона», но не успел завершить свой труд.
После освобождения Москвы от французов Дегтярев, по-видимому, вернулся в разрушенный город, но не нашел применения своему таланту. Кончина композитора в апреле 1813 г. прошла почти незаметной для современников; лишь спустя несколько месяцев в Санкт-Петербургской «Северной почте» был опубликован10 некролог: «Из Москвы, от 11 августа. К сожалению всех любителей отечественных произведений, скончался недавно здесь г. Дехтярев, знаменитый сочинитель музыки…»11
«Духовно-музыкальные сочинения»
Дегтярев начал сочинять духовные концерты в конце 80-х гг. XVIII в. и писал их до самой смерти, несмотря на указ императора Павла I от 10 мая
1797 г. о запрете на исполнение запричастных концертов в церквах12. Стиль произведений Дегтярева в целом типичен для рубежа XVIII и XIX вв.: в них преобладают 3-х и 4-х частные композиции, аккордово-гармонический склад чередуется с имитациями и фугированными формами13.
Вопреки обстоятельствам жизни, но в соответствии с господствовавшей этикой музыки конца XVIII в., в сочинениях композитора преобладает мажорный гимнический тон (хотя весьма впечатляют моменты скорбной лирики его отдельных песнопений). Композиторский стиль Дегтярева тяготеет к классицизму, который автор перенял у мастеров итальянского музыкального письма. Величественная простота, продуманность и уравновешенность форм его произведений вызывают ассоциации с архитектурными ансамблями того времени. При всей сдержанности в них ощутима и трогательная чувствительность, легкая сентиментальность звучания.
Рассматривая духовные концерты Дегтярева, следует отметить, что композитор при сравнении с его современниками выделяется большим вниманием к тексту песнопений. В качестве основы для своих концертов он избирал стихиры, ирмосы, тропари канонов, в то время как большинство композиторов той эпохи предпочитало тексты, самостоятельно составленные из стихов Псалтири. С другой стороны, перу Дегтярева принадлежит концерт «Гряди, гряди от Ливана, невесто», текст которого не находится в богослужебных книгах и, вероятно, составлен самим автором. Он представляет собой свободную «импровизацию» на тему библейской Песни песней, однако лишен ее богословского содержания. Такое произвольное сочинительство текстов для духовных концертов было настолько распространено в ту эпоху, что потребовалось издание императорских указов и синодальных постановлений, чтобы ограничить этот произвол среди церковных композиторов.
В настоящее время известны более 150 произведений, из них 76 духовных концертов на церковно-славянские тексты для хора без сопровождения, несколько Литургий, цикл всенощного бдения, несколько циклов ирмосов и множество одночастных песнопений для различных видов православных богослужений. Долгое время сочинения композитора не издавались. Тем не менее, они продолжали звучать в стенах православных храмов и распространялись в рукописном виде. Песнопения Дегтярева пользовались популярностью в Москве и ее провинциях в течение всего XIX в., а отдельные концерты исполняются в храмах и в концертных программах по сей день14.
Наиболее полный список сочинений Дегтярева представлен в многотомной «Исторической хрестоматии церковного пения» под общей редакцией протоиерея Михаила Лисицына. Третий выпуск этой хрестоматии, изданный в 1902 г. в Петербурге, полностью посвящен Степану Аникиевичу Дегтяреву.
Все концертные песнопения Дегтярева требуют большого, хорошо обученного певческого коллектива. Они отличаются мастерством исполнения и эффектностью звучания. Из сохранившихся духовных концертов композитора широкой известностью пользуются рождественское песнопение «Небо и земля…», крещенское «Днесь Христос на Иордан прииде креститися», в праздник Рождества Богородицы «Сей день Господень…», на день Архистратига Михаила «Срадуйтеся нам…», концерт святителю Николаю, пасхальный «Днесь всяка тварь…» и, наконец, один из самых известных и лучших образцов — «Преславная днесь…», исполняемый на День Святой Троицы.
В основу Троицкого духовного концерта Дегтяревым положены богослужебные тексты двух хвалитных стихир, взятые из всенощной Пятидесятницы. Первая стихира использована полностью, текст второй трактован более свободно, взяты лишь отдельные ее строки. Композиция концерта определяется содержанием текста. За торжественным вступительным зачином «Преславная днесь…» следуют удивительные хоровые переклички на словах «во огненных языцех» — кажется, будто языки пламени взметаются все выше и выше… Медленная вторая часть концерта («Глаголет бо собранным учеником Христовым…») — это степенное, неторопливое повествование евангелиста Луки, в котором рассказывается: «бысть шум, якоже носиму дыханию бурну». Наконец, самая яркая по изобразительности — третья часть концерта «И вси начаша глаголати…» Здесь хористы обязаны выполнить указания самого Дегтярёва и добиться при исполнении «таинственного» выступления всех четырех партий, чтобы на словах «странными глаголы…» возник эффект внезапности, «странности», необычности (ведь люди начали говорить на разных, непонятных друг другу языках). Заключительные эпизоды концерта посвящены Святому Духу, Который «бе убо присно, и есть, и будет», «Самоблагий, и Источник Благостыни» — это гармоничное завершение всего песнопения, не имеющего аналогов в русской церковной музыкальной литературе.
Священник Анатолий Трушин.

Фотогрвфии:
Состоялся концерт посвященный 250 летию С. А. Дегтярева 0Состоялся концерт посвященный 250 летию С. А. Дегтярева 1Состоялся концерт посвященный 250 летию С. А. Дегтярева 2Состоялся концерт посвященный 250 летию С. А. Дегтярева 3Состоялся концерт посвященный 250 летию С. А. Дегтярева 4Состоялся концерт посвященный 250 летию С. А. Дегтярева 5

0
00:35
377
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Яндекс.Метрика
Живой сайт города Боровичи © 2017 Работает на InstantCMS Иконки от FatCow Template cover by SiteStroi