Проект работает в тестовом режиме

Скоро открытие

Как Жак Превер связал собой замруководителя департамента культуры Бориса Зорина с «бородачом с грибн

Как Жак Превер связал собой замруководителя департамента культуры Бориса Зорина с «бородачом с грибн

Он родился в очень приличной аристократической семье, а в пятнадцать лет, поплевав на ладони и как следует их растерев, бросил школу и отправился шляться по улицам. Мир маленьких кафешек, бистро, кабаре, темных переулков и пестрящих огнями бульваров быстро стал его новым домом — он впитывал музыку улиц, ее ритмы, слова, образы, как губка воду. Этим, видимо, и объясняется оглушительный успех его песен, которые пели Ив Монтан, Марлен Дитрих, Тино Росси, Серж Генсбур, Эдит Пиаф — монстры эстрады того времени.

С этим все понятно, удачливых авторов-песенников знавали, тут не удивишь: успех, говорите? Что ж, подфартило, бывает и такое. Но вот чтобы с таким багажом прославиться еще и как поэт — поистине феноменально! Такое могло лишь сниться: тираж его дебютной поэтической книги «Слова», которую, к слову, он выпустил в 46 лет, превысил три миллиона экземпляров! Даже для Советского Союза, кто помнит, конечно, с его астрономическими тиражами — это очень приличная цифра, сопоставимая в маленькой по сравнению с Советами Франции, пожалуй, лишь с тиражами «Малой земли».

Дурная весть

К чему это я о Совдепии-то? Нет, не для красного словца, разумеется, и не для едкости-желчи-колкости, а по существу, исходя из биографической канвы, так сказать, поскольку наш герой Советскому Союзу был одно время почти родным — интернационал, все дела. Точнее, одно дело: общее. Впрочем, лучше так: Общее. А как без заглавной буквы обойтись, когда речь идет о мировой революции? Никак не обойтись. А революцию, как известно, нужно делать на всех фронтах: не только штыком, но и словом, песней.

Вот он в составе театральной группы эстрадных агитаторов Французской коммунистической партии «Октябрь» — да-да, живя на Западе, он без устали обличал загнивающий капитализм — побывал в СССР. Выступления «Октября» собирали столько народу, что залы трещали и сыпалась штукатурка, срывали такие аплодисменты натруженных ладоней советских рабочих, что дело грозило обернуться контузией. Да, в СССР неописуемо-восторженно принимали иностранных друзей! Да и последние были в экстазе. Даже накропали восторженное обращение со словами благодарности товарищу Сталину. Только вот наш песенник наотрез отказался его подписывать. Саботажник, черт! Чумной! А как же: не без этого. Зараза — она такая, спрашивать не будет: по его примеру отказалась и вся труппа. Вот тебе и «октябрь» — «февраль» уж скорее!

Возлюбленные

Но вернемся к его поэтическому творчеству, которым восторгался Сартр и от которого отплевывался Камю. Здесь уместно будет открутить время чуток вспять и напомнить, что ровесник века, а наш герой родился аккурат в 1900 году, вступил в литературу, когда упакованный в неизменное кожаное пальто Андре Бретон строчил свои знаменитые манифесты, а его верные сюрреалисты делали первые опыты по шокированию, казалось бы, уже ко всему привыкших добропорядочных буржуа. Разве можно было остаться в стороне? Определенно, нельзя, тем более что к живописи он был неравнодушен с детства, в юности вырезал из газет-журналов картинки и хранил их чуть ли не всю жизнь, ну пока они наконец-таки не дожидались своего часа. Понимаете, куда я клоню?

Портрет Пикассо

Ну хорошо, чтоб совсем уж было ясно: в самом начале второго десятилетия прошлого века Пикассо и Брак изобретают коллаж, который берут на вооружение дадаисты и сюрреалисты. Так… А к чему это я тогда распинался о поэтическом наследии нашего героя? Думаете, для того, чтоб нужное для статейки количество буковок набить? А вот и не угадали! Тут связь прямая и неразрывная. Как говорит Рене Бертели в фильме «Мой брат Жак»: «…некоторые его стихотворения неким образом представляют собой коллажи из слов, если угодно». Для данного утверждения верно и обратное: «Его коллажи это, в конечном счете, и есть стихи», — утверждает тот же источник. Недаром его последние сборники стихов включали иллюстрации его коллажей — настолько связь была тесной.

Несмотря на общение с сюрреалистами, поэт-коллажист был от них весьма далеко в смысле метода. Если первые ратовали за принцип «бессознательности», отдавая приоритет всему тому, что находится за границами «рацио», то он, наоборот, считал, что нет совершенно никакой нужды выходить за эту грань, что описать мир можно и нужно, используя вполне логически обоснованные средства и приемы.

Освежеванная красота

Отсюда, несмотря на наличие главного сюрреалистического принципа «совместимости несовместимого», дешифровать его коллажи не представляет большой проблемы. Тем более что художник работал с образами реального мира, не придумывая ничего, не изобретая сверх, не в пример кубистам, дадаистам и сюрреалистам, складывая коллажи из готовых изображений. На материал сгодиться могло все, что угодно: почтовые открытки, репродукции картин и гравюр, журнальных картинки, наконец, фотографии, сделанные его друзьями — Изисом, Брассаем, Виллером, Траунером.

Накладывая нечто неподходящее по смыслу, композиции и проч., он как бы усиливал, доводя до грани, тот абсурд, что прятался в исходном изображении. И накладываемые элементы действуют в этой системе наподобие ахиллесовых пят, по которым художник без жалости лупит молотом — ибо если им можно, как уже было доказано, философствовать, то почему нельзя творить, создавать произведения искусства?! — вскрывая остросоциальные проблемы. Такие, как бесчеловечная машина капитализма, диктат политиков и церкви, тотальная несправедливость, являющаяся основой общественных отношений…

Бородач с грибной головой

И тут самое время остановится, ибо подойдя к таким темам — речь нас может увести ой как далеко, не только поэта она заводит туда, но и нас может, чего допустить ну никак нельзя, ибо покамест мы не сказали самого главного: о ком мы это и зачем. Посему спешим внести ясность, окончательную и бесповоротную, так сказать.

Герой нашего повествования — Жак Превер, французский поэт, текстовик-песенник, сценарист и художник. А вспомнили его мы потому, что 9 октября, то бишь вчера, в читальном зале Новгородской областной библиотеки прошло открытие выставки его коллажей. О важности события говорит то, что там присутствовали будущий Генеральный консул Франции в Санкт-Петербурге Уго де Шаваньяк и руководитель культурных и лингвистических проектов Французского института в Санкт-Петербурге Полин Кастье. С нашей стороны груз ответственности взял на себя Борис Зорин, заместитель руководителя департамента культуры и туризма Новгородской области.

Выставка состоит из 18 коллажей из фондов Национальной французской библиотеки и личного собрания художника. И будет работать до 31 октября 2017 года. 

Фото: Коллаж «Маяк»

Источник: vnnews.ru

Лайкни новость заработай балл:
Пока никто не отметился
Похожие новости:
В социальной сети «ВКонтакте» в группе «ЧП Великий Новгород. Новости» размещено фото лопнувшего заднего стекла автобуса. По фото видно, что это китайский автобус «Ютонг» «Автобусного парка», обслуживающий маршрут №20. Автор фото сообщает: «Стекло лопнуло просто так, вжух и нет стекла».
 В Новгородском районе полицейские раскрыли пять краж из квартир в одном и том же доме.
В Музее художественной культуры Новгородской земли кадровые перестановки. Сергей Богданов, руководивший музеем с 2013 года, покинул свой пост. Директором учреждения стала Ирина Умнова, до этого возглавлявшая государственный архив новейшей истории. К сожалению, от комментариев касательно нового назначения Ирина Умнова отказалась.
Партийный проект «Единой России» «Местный дом культуры» продемонстрировал свою востребованность в регионах – сегодня уже открываются объекты и люди могут оценить результаты.
22:00
17
comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика